fb Возможна ли нейропсихологическая «Экспресс»-коррекция?

Нейропсихологическая экспресс-коррекция

На примере старшего дошкольного возраста с самым распространенным нейропсихологическим синдромом в виде незрелости предметных образов-представлений авторами рассматривается возможность построения ускоренных программ нейропсихологической помощи детям с целью со-здания устойчивого рабочего альянса как с самим ребенком, так и с его родителями. Показаны возможности и ограничения такой формы коррекции.

Нейропсихология детского возраста за последние 25 лет не только стала активно развивающейся наукой, но и обрела статус социальной практики. К нейропсихологу обращаются родители как «особых» детей, так и «группы нормы» с трудностями в обучении и/или поведении, детей так называемой «субнормы» (с отклоняющимся не системно, а лишь в каких-то аспектах развитием). Это привело к перестройке практической работы: помимо собственно медико-психологических резонов при планировании коррекции специалистам приходится учитывать установки родителей (на жаргоне имеющие меткое наименование «хотелки»).

К наиболее частотным «хо-телкам» относятся:

а) уклонение от участия (в виде выполнения домашних заданий, поддерживающих упражнений и т. д.) в преодолении проблем в развитии ребенка: «Вы - профессионалы, вот и сделайте нам красиво!»;
б) ожидание быстрых (иногда - мгновенных) результатов;
в) непоследовательность в принятии решений о коррекционных мероприятиях (частая смена специалистов, одновременное выполнение взаимоисключающих рекомендаций и т. д.).

Понятно, что оптимальным путем преодоления неэффективных родительских установок является параллельная психокоррекционная работа (например, семейное консультирование), но этот путь редко доступен, в том числе в силу финансовых причин.

Другой способ - демонстрация родителям эффекта от нейропсихологической коррекции на коротком (в пределах 2-3 недель) промежутке времени.

Тут необходимо указать, что методологически существующие подходы в нейропсихологии к коррекционно-развивающему обучению делятся на три большие группы:
1) «снизу вверх», типичный представитель - метод замещающего онтогенеза А.В. Семенович и другие модификации «сенсомоторной коррекции»; их основная идея - за счет воспроизведения форм движений и афферентаций, свойственных ранним этапам онтогенеза и «пропущенных» в силу социальных и/или неврологических причин, добиться нормализации тонуса и фоновых компонентов ВПФ;
2) «сверху вниз», то есть внутри- и чаще - межсистемная перестройка ВПФ на основе сформированных/сохранных элементов смысловой сферы и произвольной регуляции (в основе лежат работы Л.С. Цветковой);
3) парциальная коррекция с внутрисистемной перестройкой одной ВПФ, в осуществлении которой отмечаются трудности (наиболее известны работы Т.В. Ахутиной и Н.М. Пылаевой, Ж.М. Глозман).

Коррекционная работа в контексте подхода первого типа занимает минимум несколько месяцев, второго - от нескольких недель до нескольких месяцев, третьего - циклы (от одной выявленной проблемы до другой) по несколько недель.

Соответственно, цель демонстрации эффекта от работы нейропсихолога трансформируется либо в задачу по формированию отдельных навыков (пример: младший школьник, который медленно и с запинками читает вслух), так как для родителя как заказчика ВПФ представлены именно в виде умений и навыков; либо - в задачу преодоления наиболее яркого симптомоком-плекса. На деле часто эти задачи совмещаются, так как наиболее ярко выступают симптомы, связанные с фактором(-ами), проходящими в этот момент сензитивный период. Вообще говоря, ведущие факторы обычно страдают первыми и в рамках того или иного синдрома, специфичного для возраста, поэтому при ведении экспресс-коррекции необходимо именно эти факторы усиливать, начиная с них свою работу.

Так, наиболее частотный симптомокомплекс в старшем дошкольном возрасте - неготовность ребенка к школьному обучению в силу несформированности слухоречевой и зрительной памяти, предметных образов-представлений, способности к целенаправленной деятельности. Распространенная причина - так называемый «стволовой» синдром (нехватка активирующих восходящих влияний), приводящий вторично к запаздыванию в формировании специфичных для возраста медиобазальных отделов лобных долей и средних отделов левой височной доли.

В качестве решения в нашей практике обычно предлагается экспресс-коррекция с четким фокусом на конкретном процессе (в данном случае - на предметных образах-представлениях, так как они в большей степени определяют норму/патологию развития в следующем возрастном периоде, младшем школьном) и без намерения достичь кардинальных улучшений за отведенный период занятий.

Программа занятий для этого случая выглядит следующим образом: на первом занятии идет дообследование ребенка, выявление слабых и сильных факторов. В работе с тонкой моторикой используются упражнения «болты и гайки», сортировка красной и белой фасоли раздельно правой и левой рукой, поиск ключей к замкам разного размера. С крупной моторикой: «прогулка» по комнате, раскрашивание контура предмета на доске. А также - реконструкция предметов из частей (разрезных картинок), поэлементное копирование (я рисую кружок, и ты - кружок... смотрим, что получилось в итоге!), «пиратская карта».

В промежутке между вторым и пятым занятием становится ясно, насколько быстро ребенок продвигается в освоении тех типов заданий, которые «прозвучали» уже на первом занятии (так, если на первом занятии раскрашивали звезду, на втором надо уже стараться держаться в контуре при раскрашивании, подбирать совместно с ребенком к каждой картинке образец, чтобы было частичное копирование). В этот период также идет переход с макроуровня пространственной ориентировки на мезоуровень, то есть от грифельной доски на лист формата А2 или А3, на котором присутствуют аппликации, задание ребенку - раскрасить фон или части основных предметов на ватмане (земля, небо, закрасить солнышко и т. д.).

На шестом занятии предлагаем ребенку внести свою личностно значимую предметность в сюжет на ватманском листе (дорисовать отсутствующее солнце, флажок к приклеенному замку, корону девочке). В качестве основы для заданий выступает уже не спонтанная «игра» (в кавычках, так как на деле игровой является только форма подачи инструкции) с отсутствием содержательной связи между упражнениями, а единый сюжет. Например, с мальчиками, составляющими до 2/3 посетителей нейропсихологических центров, хорошо идет «Замок», в рамках которого «Прогулка» превращается в «обход замка дозором», «сортировка фасоли» - в «подготовку боеприпасов» и т. д. Сюжетная канва прописывается заранее в виде текста с иллюстрациями, который прочитывается психологом в начале занятия с привлечением внимания ребенка к совпадениям отрывков текста с иллюстрациями, знакомыми ему заданиями из прошлых занятий, его интересами. Таким образом, идет реализация метода Л.С. Цветковой «введения в контекст» с включением в развитие предметных образов-представлений таких системно связанных образований, как сенсомоторные факторы (фонематический слух, тактильный гнозис, кинестетический праксис); семантический фактор (пространственные и квазипространственные синтезы на основе «квазимоторных» передвижений в сюжете игры); фактор и высших синтезов.

На седьмом-десятом занятиях постепенно продвигаемся с мезоуровня пространственной ориентировки (ватманский лист, игра на ковре) на мини- и микроуровень, к игре на столе и рисунку на листах А4, от раскрашивания и дорисовывания к сюжетному рисунку, хотя бы в виде частичного срисовывания с элементами творчества.

Отметим, что наиболее адекватной задаче «экспресс»-коррекции является частота в три занятия в неделю (реже - два занятия), то есть программа, рассчитанная на 10 занятий, занимает от 3 до 5 недель. Уже после первой-второй недели удается достичь с родителями компромисса

относительно общей продолжительности курса либо же, при ограничении работы только «экспресс»-программой, достичь значимых (хотя и не кардинальных) продвижений по ключевым для возраста элементарным (факторы) и высшим психическим процессам, что можно рассматривать в качестве фасилитирующей (облегчающей) естественный ход развития помощи.

Разумеется, у такого рода «ускоренной» нейропсихологической коррекции есть существенные ограничения: она не подходит детям с органическими повреждениями и тяжелыми дисфункциями лобных долей и заднего ассоциативного комплекса (зоны ТРО), в том числе детям с умственной отсталостью и психотическими нарушениями (аутизм, иные шизофреноподобные состояния).

Кроме того, ускоренный курс нейропсихологической помощи ребенку не является упрощенной альтернативой «серьезному» подходу или потаканием неадекватным родительским установкам, а позволяет достичь продуктивного рабочего альянса как с самим ребенком, так и с его семьей, что способствует максимально глубокому решению проблем маленьких клиентов.

Авторы:

Цветков Андрей Владимирович - доктор психологических наук, доцент Московского психолого-социального университета

Покровская Светлана Викторовна - кандидат психологических наук, доцент Московского городского психолого-педагогического университета

Назад к списку статей
Статьи Посмотреть остальные статьи
Период отрицания

Когда вы в очередной раз от своего крохи слышите упорное «Не кочу!» или «Неть!», то невольно задаетесь вопросом: «Что не так с малышом? Что с этим делать?»

Развитие речи через игру

В данной статье я хочу предложить родителям простые игры и упражнения для стимуляции речевого развития ребенка раннего возраста. 

Игры для развития мелкой моторики

Использование нестандартного оборудования в работе с детьми предоставляет широкие возможности для тренировки мелких мышц кисти.

Карантин и самоизоляция

Полезные ресурсы, которые помогут прожить дни карантина наполнено и с наименьшими потерями для психики как взрослых, так и детей.

Вверх