fb Почему не нужно быть хорошей мамой

Почему так плохо быть хорошей мамой

Аргументы против

От этого страдает ребенок. Его маме некогда заниматься им, она увлечена воссозданием образа собственной хорошести, идеальности, правильности...

Ребенок хочет мороженое – ему нельзя (хорошая мама знает правила). Хочет шоколадку вместо морковки – ему нельзя (хорошая мама знает, что полезно). Хочет потрогать руками снег – нельзя (хорошая мама знает, что вредно). Хочет пойти поиграть – нельзя (хорошая мама знает, что сначала нужно доесть суп). Хочет дружить с Петей – тоже нельзя (хорошая мама запрещает играть с плохими мальчиками).  Ну и так далее. Казалось бы, ничего плохого в этом нет. Это элементарная забота о своем ребенке. Но я говорю именно о тех случаях, и о тех мамах, которым важнее всего на свете быть хорошей мамой. Их легко узнать. Они живут ради своих детей. Они знают, как надо, а как не надо. Они – героини и жертвы, старающиеся на благо… Чего? Конечно, своей хороше-мамости. А реальный ребенок в это время просто хочет потрогать руками снег. 

Итак, она живет ради своих детей. «Моя жизнь – это мои дети». «Женщина должна жить только ради детей». «Мой смысл жизни в моих детях». «Я живу, чтобы мой ребенок был счастлив». Слышали когда-нибудь подобные фразы? Если да, то значит вам знакомы и другие, которые говорятся из этих же уст: «Я для тебя всё, а ты – скотина неблагодарная!», «Я на тебя жизнь положила!», «Да я на семи работах работала, чтобы ты в университете учился!» У меня плохая новость. Вы никогда не дождетесь благодарности. Скорее даже, наоборот. Согласитесь, очень неприятно всю жизнь чувствовать себя виновным и должным. Дети не хотят быть смыслом вашей жизни. Им это в тягость. Им свободнее бы дышалось, если бы у вас был свой смысл, а у них – свой. Детям не нужна жертвующая, хорошая мама. Они не оценят ваших жертв. Более того, если у вас мальчик, он вообще женится на другой. И эта стерва даже не будет его правильно кормить. :)

У Ялома в книге «Мамочка и смысл жизни» есть потрясающая зарисовка. Ялом пишет книги и привозит их своей маме. Его мама не умеет читать. Он предлагал ей почитать вслух, но она отказалась. Ей важно просто наличие книг. Она просто хранит эти книги у себя и с гордостью показывает их всем знакомым. Ялом понимает, что в конечном итоге всё, что он делает, он делает для того, чтобы мама могла им гордиться. Написание книг для мамы – смысл его жизни. Смысл жизни мамы – эти же книги. Как результат ее многолетних трудов работы хорошей мамой. Она вырастила хорошего сына. Бесконечный абсурд только в том, что она никогда их не прочитает. Она никогда не услышит его, а он никогда ей не скажет. Она никогда не встретится со своим сыном в реальности. Он не встретится в реальности со своей мамой. Они просто годами пляшут вокруг результата. Это и есть то, что делают мамы, назначая смыслом жизни своих детей. Они ограничивают себя, ограничивают детей, превращают общую жизнь в работу над общим результатом. Абсурдно и грустно.

Случай из практики

Была у меня одна беременная клиентка, которая очень сильно хотела мальчика. Так сильно хотела, что жила так, как будто у нее внутри именно мальчик. А на первых УЗИ, как на зло, пол не получалось определить. Ребенок то отвернется, то ляжет не так. Уже на довольно приличном сроке она узнала, что внутри нее девочка. В тот день она пришла ко мне, что называется, печальнее некуда. С траурным лицом она прошла в комнату и села на диван. Сказала, что у нее много чувств в связи с этим: и расстроилась она, и всплакнула. Но было что-то еще, что-то очень важное, о чем она молчала.  
- Что ты теперь чувствуешь к ребенку?
Она долго не решалась отвечать на этот вопрос, ходила вокруг да около, набрела на стыд (стыдно говорить о таком), уговаривала себя, что это всё ерунда и надо забыть об этом. В процессе самоуговаривания она произнесла фразу:
- В конце концов, девочка – это такой же ребенок, как и мальчик.
Затем выжидающе смотрела на меня. Если думать рационально, она, конечно, была права. Я ответила ей:
- Нет, это неправда. Мальчик для тебя - более желанный, чем девочка. В этом они уже неодинаковые.

Тогда клиентка почти шепотом произнесла, что она действительно чувствует большую обиду на ребенка за то, что он – девочка. Это и было то самое, о чем вначале ей было стыдно сказать. Ведь хорошие мамы так не говорят, хорошие мамы любят мальчиков и девочек одинаково. Самое интересное, что когда мы стали выяснять, чего же она так сильно боялась, почему было так трудно произнести вслух слова об обиде и злости, оказалось, что она боялась вовсе не за ребенка, а за себя. Ей стало страшно, что ребенок услышит, что она говорит, и будет меньше любить ее. Стараясь быть хорошей мамой, она заботилась о себе, а не о своем ребенке.

Когда клиентка смогла признать свои негативные чувства к своему ребенку, разрешила им быть, говорить о них, они исчезли (см. теорию парадоксальных изменений Бейссера). Произнося речь своему еще не родившемуся ребенку (девочке), она начала со стыда (стыдно говорить об этом), перешла на обиду и злость (злюсь на тебя за то, что ты – девочка), а закончилось дело грустью (грустно, что все сложилось не так, как хотела) и, конечно, любовью (я люблю тебя, мой ребенок).

Уходя, она сказала, что если бы она не позволила себе злиться на своего ребенка, она не смогла бы почувствовать любовь к нему. Это ответ на вопрос для тех, кому интересно, зачем вообще признавать негативные чувства. Так уж мы устроены, что если что-то замораживаем, то замораживается всё. Разом.  Если вы – хорошая мама, вы не имеете право злиться, обижаться, ненавидеть своего ребенка. Но тогда у вас возникнет сложность с тем, чтобы чувствовать любовь к нему. Не говоря уже о том, что не выраженные злость и обида приводят к различным психосоматическим заболеваниям и портят дальнейшие отношения. 

О пострадавших детях

Пострадавшими я считаю тех, кто не может допустить плохости своей мамы (моя мама не может быть плохой) или признать своих отрицательных чувств к ней. Справедливым, думаю, будет сказать, что это беда большинства из нас. Я встречаю такое довольно часто.  Если подробнее, то в своей практике я успела встретиться с несколькими способами. Подробнее о них ниже.

1. «Мама, плохая не ты, а я»

Если я чувствую к тебе, дорогая мама, что-то плохое (обиду, гнев, раздражение и так далее), то я плохой. А ты – что-то типа священного животного, ты плохой быть не можешь, ты ведь мама. А если я тебе и скажу что-то плохое, то ты вообще разрушишься/заболеешь/умрешь. Ах какая же я скотина, ты ведь моя мама, и далее по тексту. К сожалению, мамы часто сами не прочь воспользоваться такой схемой. Картинно хватаются за сердце, слегают с головными болями. Фраза «как ты с матерью разговариваешь» - оттуда же. Ребенок вырастает с чувством вины и гнетущим ощущением собственной никчемности. 

Есть и другая крайность: человек, мучающийся чувством вины и ощущением собственной безнадежной плохости, может вдруг начать рассматривать это как плюс. 
Как в анекдоте: Я плохой. Какой я плохой. Ооо, какой же я плохой. Ммм,какой же я плохой.
Потом человека накрывает снова чувство вины, затем он снова упивается своей никчемностью, и так далее по кругу. Главное: он - всегда плохой, она – всегда хорошая. 

2. «Мама, плохая не ты, а все остальные»

Тоже пример из практики. Клиентка рассказывает, что всякий раз, когда она вступает в новые отношения, она заранее чувствует обиду. Так, как будто бы ей уже сделали что-то обидное. Она ждет, что будет ненужной, что над ней будут смеяться, что ее будут обесценивать. И, конечно, она находит повод обидеться. Кто ищет, тот находит. Клиентка рассказывает, что в детстве она чувствовала себя ненужной своей маме. Однажды она подошла и с обидой спросила:
- Мама, зачем ты меня родила? Ведь я не нужна тебе!
- Хорошие дети так не говорят.
Мама ответила и посмеялась над ней. И она, моя клиентка, больше эту тему не поднимала. Конечно, она не перестала чувствовать себя ненужной. И даже наоборот – еще больше почувствовала себя таковой. Но из этого разговора она усвоила, что нельзя говорить маме о своей обиде. Это нехорошо и неправильно. У хороших матерей, понятное дело, бывают только хорошие дети, которые себя "правильно" ведут. Я спросила клиентку:
- Что ты чувствуешь к своей маме, когда рассказываешь это?
- Я люблю ее, она у меня очень хорошая.
- Что бы ты хотела сказать ей?
- Мамочка, я очень хочу быть нужной тебе.

Я долго не могла понять, почему дети не выражают свои чувства мамам, и пришла к мысли, что за этой сложностью стоит страх разрушить маму, и (внимание!) как следствие – себя.  Этаже клиентка как-то сказала мне:
- Мама отличается от других людей тем, что она больше всех нужна мне.

Есть очень глубокая, базовая, бессознательная связка «не будет мамы – не будет меня». Она имеет корни в младенчестве, где ребенок действительно еще настолько беспомощен, что в прямом смысле погибнет без мамы. Мама воспринимается нами как нечто божественное, дающее жизнь. А разрушать то, что дает нам жизнь, может быть опасно. 

Хочу добавить, что у хороших мам и их детей часто существует зависимость друг от друга.  Делая ребенка смыслом своей жизни, мама многим жертвует ради «его счастья». Питая таким образом нездоровый эгоизм ребенка. Человек с детства привыкает к типу отношений, где другой ради него жертвует собой. Вырастает несамостоятельным, зависимым от мамы. Обратите внимание, что такой ребенок вырастает  с чувством вины и эгоизмом одновременно. Ребенку одновременно дают всё, и тут же обвиняют его за это.  Отсюда и возникают те самые циклы самобичевания и забивания на всех вокруг, о которых я писала выше.  

3. «Мама, ты вовсе не плохая. Я так верю в то, что ты хорошая, что стану такой, как ты»

Это очень интересный пример, я набрела на него совершенно недавно, и он мне очень понравился своей замысловатостью. Клиентка жаловалась на лишний вес. В работе мы обнаруживаем то, что она не принимает себя такой - полной. Я сперва не придаю этому большое значение. Ну, не любит она себя, такое часто встречается. Но тут она выдает фразу:
- У меня ощущение, что этот жир не мой вообще.
-  А чей?
- Мамин.
Ей кажется, что он словно достался ей от мамы, и это вызывает у нее отвращение. Она ненавидит мамину полноту. Причем, ей, очень стыдно говорить такие вещи про маму. Она считает,  что у нее хорошая мама, и к ней нельзя испытывать отвращение. В какой-то момент клиентку осеняет:
- Какой ужас, я специально толстею, чтобы быть похожей на мою маму. Я ненавижу ее полноту, но не могу признать этого. Я специально толстею, чтобы себе самой и маме доказать, что никакого отвращения нет, что я хочу быть похожей на нее. Какой ужас!  

О великой цели

 Давать ребенку что-то, потому что «у меня этого не было, а у него пусть будет в достатке» - это то же самое, что давать ребенку что-то, потому что «это полезно, я знаю». Ребенку все равно, под каким логическим предлогом вы пичкаете ему то, чего он не хочет.  Шедевральна в этом смысле фраза моей одной новой знакомой: «фортепиано купили для меня, когда меня еще на свете не было».

Хорошие мамы не замечают реальных детей. Хорошим мамам важно, чтобы было хорошо. Полезно. Правильно. Как надо.  Взамен того, чтобы быть хорошей мамой, я предлагаю просто быть.

Откуда берутся хорошие мамы и что с ними делать

Хорошие мамы вырастают из хороших девочек, хороших дочек своих хороших мам. Их еще в детстве научили, что главное – чтобы было хорошо. Полезно. Правильно. Как надо. 

Если вы – уже достаточно взрослый/ая, и, читая текст, с прискорбием понимаете «это про мою маму!», это вовсе не значит, что: ваша мама плохая, а не хорошая. На самом деле она просто есть, она просто человек. А у вас просто есть к ней невыраженные чувства. Нужно как-то исправлять вашу маму? Ваши страдания на тему вашей «хороший мамы» - это повод для личной психотерапии, но не для исправления мамы.

Притча вместо выводов

Случилось так, что яйцо орла каким-то образом оказалось в сарае фермера рядом с другими яйцами, которые высиживала курица. Через некоторое время вместе с другими цыплятами на свет появился и молодой орёл. Прошло ещё некоторое время, и оперившийся птенец почувствовал необъяснимую тягу к полёту. Он спросил как-то мать-курицу:
— Когда я научусь летать?
Бедная курица даже не осознавала, что не способна летать, и понятия не имела, что делают другие птицы, чтобы научить своих птенцов искусству летать. Однако ей было стыдно признаться в своей неполноценности, и она ответила:
— Ещё рано, малыш. Ещё рано. Подожди, я научу тебя, когда ты будешь готов.
Прошли месяцы, и молодой орёл стал подозревать, что мать не знает, как летать. Но он не мог решиться на самостоятельный полёт, так как его безумное желание летать вступило в противоречие с благодарностью, которую он испытывал к птице, что воспитала его.

 

Первоисточник: Алиса Аплекаева (psy-practice.com/publications/vzroslye-i-deti/pochemu_tak_ploho_bit_horoshey_mamoy)

Назад к списку статей
Статьи Посмотреть остальные статьи
Ребёнок не говорит. Что делать?

Задержку речи, связанную с отсутствием мотивации к общению, можно быстро исправить – важно не упустить время и начать заниматься с малышом.

Адаптация ребенка к социуму

Мы приводим проверенные методы введения малыша в детский коллектив. Надеемся, что эта информация поможет быстро социализировать ребенка.

Период отрицания у малыша

Когда вы в очередной раз от своего крохи слышите упорное  «Не кочу!» или «Неть!», то невольно задаетесь вопросом: «Может быть, что-то не так с малышом? Что с этим делать?»

Сенсорная интеграция

Сенсор (от лат. sensus, «восприятие»), а интегрировать - значит собрать разные части в единое целое, чтобы они работали слаженно, как одна система.

Вверх