fb Кризис среднего возраста

Кризис среднего возраста

Отправной точкой для анализа кризисов при переходе из одного возраста в другой является признание периодизации человеческой жизни. Находясь между двумя периодами развития, человек оказывается в кризисном состоянии. Рушится его система взаимоотношений с окружающим миром, меняется его восприятие других людей и самого себя. Естественно, такие сложные процессы практически не могут происходить безболезненно. Как правило, они сопровождаются психологическими трудностями как для самого человека, так и для его социального окружения.

Многие исследователи кризисных периодов, такие, как Юнг и Эриксон, не ограничивались одним лишь признанием наличия кризисов в человеческой жизни и утверждали, что кризисы необходимы и незаменимы с точки зрения развития и личного роста человека. Кризисные периоды характеризуются выявлением противоречий между реальным и желаемым положением человека: кем он является сейчас и кем бы он хотел быть, чем он обладает и чем хотел бы обладать. Происходит серьезная переоценка всей жизни индивида: он выясняет для себя, какие элементы своей жизни он недооценивал в прошлом, а какие – наоборот, переоценил. Человек может осознать, что он ни к чему не стремился в последнее время, что двигался только по инерции, не обращая внимания на свои истинные цели, полностью забыв о своих идеалах. Неудивительно, что от таких мыслей может сложиться ощущение, что с ним что-то не в порядке. И положительным итогом всех этих переживаний должно стать естественное и разумное желание внести какие-то изменения в свою жизнь. Причем начинаться эти изменения должны не с внешних факторов, таких как социальное окружение, а изнутри, т. е. с самого человека. Именно начиная изменения с самого себя, можно выбраться из кризисного периода и войти в новый этап своей жизни.

Как правило, любому кризисному периоду сопутствует необходимость сделать выбор одного из множества возможных решений. От этого выбора зависит развитие последующей жизни человека.

Кризис назревает в течение всего предыдущего возрастного этапа, однако стимулом для его начала обычно выступает столкновение мировоззрения человека, сложившегося за долгие годы, его внутренней психической реальности с объективной реальностью, которая не согласовывается с его мировоззрением. Человек уже видит и воспринимает эту новую реальность, но еще не может ее качественно преобразовать, так как старые, привычные механизмы не подходят для ее преобразования, а новых у него пока нет. В такой ситуации важным становится, сможет ли человек выработать новые механизмы для решения возникших проблем. Чем дольше будет он их вырабатывать, тем длительнее будет кризис.

В отечественной психологической науке основные труды в области исследования проблем возрастных кризисов принадлежат Л. С. Выготскому, А. Н. Леонтьеву и Л. И Божович. Две принципиальные позиции, которые характерны для отечественных исследователей, можно выразить так:

1. Критические возрасты – необходимые этапы развития, в которых за возникновением новой ситуации следует изменение структуры личности.

2. Качественные преобразования, ведущие к новой системе отношений, являются необходимым фактором развития человека.

Выготский рассматривал кризис как целенаправленный процесс, который протекает не ровно, а противоречиво через возникновение и последующее разрешение различных конфликтов. Критическими же он называет такие переходные периоды, в которые личностные изменения, происходящие в человеке, настолько очевидны, что становятся заметны окружающим. По мнению Выготского, в результате кризиса личность претерпевает положительные изменения и оказывается на новой ступени развития, более высокой, чем предыдущая. Можно выделить следующие основные характеристики кризисных периодов по Выготскому:

  • отчетливые изменения в личности за ограниченное время;
  • неясность начала и конца кризиса, т. е. его временных границ;
  • наличие большого количества конфликтов с окружающими;
  • отмирание черт характера и ценностей, выработанных на прошлом этапе развития.

Характерной особенностью взгляда А. Н. Леонтьева на процесс кризиса является разделение им понятий «кризисного периода» и «кризиса». Первый при этом является переходным этапом между двумя возрастными периодами и при нормальном развитии событий не несет за собой никаких тяжелых последствий. Кризис же наступает в случае каких-либо отклонений во время кризисного периода и характеризуется болезненностью и остротой перехода личности из одного состояния в другое.

В целом, в мировой психологии на данный момент общепризнанным является подход, который характеризует кризисы как нормативные и необходимые элементы развития. Наиболее распространенной в отношении кризисов является эпигенетическая концепция Э. Эриксона. Согласно ей, суть каждого кризиса заключается в выборе, который должен сделать человек и от которого будет зависеть дальнейшее успешное или неуспешное развитие его жизни. Именно через кризисы развивается социальная идентичность человека. Они свидетельствуют о достижении человеком определенного уровня зрелости и о новых требованиях, определяемых его социальной ролью. По Эриксону, природа кризиса носит недеструктивный характер и несет в себе потенциал для последующего развития человека.

Обратимся непосредственно к рассмотрению кризиса среднего возраста. Что же представляет собой этот кризис? Он является психологическим феноменом, который переживают люди, достигшие возраста 40-45 лет, и характеризуется необходимостью переоценки всего, что было достигнуто в жизни до этого времени. Именно слово «переоценка» является ключевым в данном определении, так как кризис зрелого возраста является, прежде всего, ценностно-обусловленным. Тот факт, что этот кризис приходится на так называемую середину жизни, существенно усугубляет все возможные отрицательные стороны кризиса, но, при этом, и открывает для личности совершенно новые, до сих пор неизвестные перспективы развития в случае положительного разрешения критических процессов. К сожалению, так как большинство людей не получают нужной поддержки в этот критический период, результатом переоценки ценностей выступают ощущения, что человек все в своей жизни делал не так: не к тому стремился, не тому, чему следовало бы, отдавал предпочтение. От этого кризис зрелого возраста в большинстве случаев приобретает депрессивный характер и сопровождается депрессивными настроениями у людей, его переживающих. Разумеется, человеку сложно в такой переломный период обойтись без отрицательных мыслей, но при грамотном подходе и правильном понимании природы кризиса зрелого возраста можно минимизировать отрицательные эмоции и сконцентрироваться на поиске новой ценностной базы для последующей жизни. Именно поиск системы ценностей, приемлемой для изменившихся внешних условий, и становится основным мотивом этого кризиса и основным путем выхода из него. Такой поиск предполагает готовность человека сменить свои взгляды и ориентиры, по-новому взглянуть на мир и на свое место в нем. Он невозможен без открытости и гибкости характера, способности принимать изменения в окружающей ситуации и в себе самом.

К. Г. Юнг считал, что с приближением середины жизни человеку все больше начинает казаться, что его взгляды на мир и на себя истинны и неоспоримы, что найдены верные идеалы, что цели, к которым он стремится, выбраны грамотно. Это неудивительно, ведь к сорока годам у человека, казалось бы, накапливается достаточный опыт, чтобы делать такие суждения. Однако при этом часто происходит так, что, социально утверждаясь всю первую половину своей жизни, человек теряет свою целостность, гипертрофированно развивает ту или иную черту. В результате и суждения, которыми он обладает, являются заведомо ложными. Кроме того, частой ошибкой является попытка перенести фазу молодости через порог зрелости, что, естественно, невозможно. Зрелость – это такой период, когда двигаться по выбранному в молодости направлению уже не получится. Неспособность индивида это признать приводит к частым депрессиям или невротическим расстройствам, которые являются явными признаками наступления кризиса. По мнению К. Г. Юнга, во время кризиса зрелого возраста человек встречается со своим бессознательным. Но часто он бывает к этой встрече не готов. Ведь чтобы встретить бессознательное нужно изменить свою позицию с экстенсивной на интенсивную. Желание завоевать как можно больше жизненного пространства, свойственное молодости, должно смениться стремлением сконцентрироваться на своей самости. Такая переоценка ценностей позволит извлечь из кризиса его положительные стороны. Человек, совершив переход к зрелости, сможет посвятить вторую половину жизни достижению мудрости и кульминации творчества. К. Г. Юнг полагал, что во второй половине жизни в душе человека происходят удивительные глубинные изменения. К сожалению, многие умные, талантливые и способные люди не подозревают об этих изменениях, вступают в кризис неподготовленными, в результате чего сталкиваются с самыми неприятными его сторонами, порой даже не имея возможности разглядеть скрытого в нем потенциала.

Схожие взгляды на природу кризиса зрелого возраста характерны и для голландского психолога Б. Ливехуда. Он считал этот кризис своеобразной жизненной развилкой и видел из него два выхода. Один – с отрицательным исходом, другой – с положительным. В первом случае вместе с физической инволюцией человека происходит его психическая инволюция. Во втором – вопреки физической инволюции продолжается психическая эволюция. Возможность второго положительного исхода определяется наличием и степенью развитости в человеке духовного начала. Таким образом, пережив кризис, человек продолжает развиваться, только теперь это развитие концентрируется на его духовном начале, а силы для этого развития он будет черпать из своего духовного источника. Иначе к пятидесяти годам положение индивида становится удручающим. Человек, не нашедший верного выхода из кризисной ситуации середины жизни превращается в трагическую личность, находящую угрозу во всем новом и испытывающую тоску по прежним временам. Как видно, и для этого взгляда на проблему кризиса зрелого возраста характерен ценностный подход, так как переход к духовному развитию и представляет собой смену ценностных ориентаций.

Подробно рассматривает кризис зрелого возраста в своих работах Э. Эриксон. По его мнению, возраст 30-40 лет является так называемой роковой чертой в жизни человека. Если для двадцатилетнего человека впереди еще вся жизнь и самое время строить планы, то в период зрелого возраста наступает время подводить итоги, оценивать результаты: какие цели в жизни были достигнуты, а какие – нет. Разумеется, от этого будет зависеть настроение, с которым человек переживает кризисный период. Личности, добившиеся в первой половине жизни успеха, как правило, проще переходят через этот кризис. При правильном настрое, они могут спокойно сконцентрироваться на собственном развитии в области духовности, заботе о следующем поколении и вкладе в развитие жизни на Земле. Те же, кому не удалось достигнуть своих целей в первой половине жизни, склонны к болезненному переживанию кризиса и впаданию в период регрессии и застоя, зачастую характеризующийся усиленным потаканием собственным желаниям и прихотям, что может быть свойственно детям, но никак не допустимо для взрослого человека.

Американский психотерапевт М. С. Пек подчеркивает болезненность перехода от одной жизненной стадии к другой, свойственную кризису середины жизни. Он связывает это с трудностью расставания с привычными методами работы, выношенными идеями, взглядами на мир. Не все люди, по мнению М. С. Пека, способны перенести боль, связанную с необходимостью отказа от того, что они переросли. Они продолжают придерживаться старых моделей поведения, стереотипов, отказываясь впускать в свой мир новую систему ценностей и действуя так, словно кризиса и вовсе не существует. Такой страх изменений, в сочетании с избеганием проблем, значительно затрудняет разрешение кризиса.

Проведенный нами факторный анализ с вращением Varimax был изначально направлен на поиск трех факторов, влияющих на преодоление кризиса середины жизни, хотя опросник по данной проблеме содержал девять блоков: сила воли, здоровье, религия, семья, профессия, контакты, харизма, стратегии, личностные качества. Среди этих блоков, по нашему предположению, объединяющим началом служила вера личности в возможность выхода из сложной жизненной ситуации. Вместе с тем, вера как психологический конструкт, отражающий будущее в его желаемом преобразовании, не может основываться только на надежде или уповании на высшие силы. Более того, девять блоков опросника представляли собой, на наш взгляд, слишком дробное разделение изучаемого феномена, в то время как факторный анализ всегда направлен на поиск простой структуры, открытой для лаконичного объяснения.

Разделение выделенных переменных на три фактора позволило получить хорошо интерпретируемую структуру, укладывающуюся в факторные составляющие: первый фактор – стратегии, второй фактор – самовнушение, третий фактор – самооценка.

Забегая вперед, отметим, что вопреки ожиданиям, религиозное наполнение веры не распространилось по всем факторам, определяющим роль веры в выходе из процесса, а сфокусировалось в факторе «самовнушение».

Рассмотрим последовательно выделенные факторы по их компонентам. Самым нагруженным оказался первый фактор, зависящий от стратегии выхода из жизненного кризиса и подчеркивающий важность активности жизненной позиции субъекта жизнедеятельности. Этот фактор объединяет более половины полученных компонентов, включая «умение договариваться с другими (0,921), «использовать маленькие хитрости» (0,906), «решительность действий» (0,903), «готовность к риску» (0,902), «секреты влияния на людей» (0,980) и т. п.

Среди компонентов этого фактора обнаружено «умение произвести хорошее впечатление», «налаживать полезные связи», «знакомство с нужными людьми» и т. д. В целом, данный фактор означает, что выход из кризиса во многом зависит от умения находить возможности укрепления своей жизненной позиции и преодоления препятствия на фоне тех, кто беспомощно подчиняется трудным обстоятельствам.

Фактор стратегии сам по себе недостаточен для преодоления кризиса середины жизни. Анализ показывает, что стратегии нуждаются в энергетической подпитке, источником которой может быть уверенность человека в своих возможностях, основанная на самовнушении. Это дало нам основание выделить «самовнушение» в отдельный фактор. Компонентами его являются «решительность» (0,870), «вера в душе» (0,861), «религиозные чувства» (0,791), «ощущение своего потенциала» (0,709) и т. д. Подчеркнем, что в данном факторе отсутствуют компоненты, которые можно отнести к объективно измеряемым. Их источником является желание субъекта видеть себя именно таким в обращении к собственным и религиозным ресурсам. Полученный фактор рассматривается нами как важный, поскольку именно в нем фокусировалось понятие веры в преодоление кризиса.

Наконец, третий фактор, который был интерпретирован как «самооценка», по содержанию был близок ко второму фактору. Однако в результате статистической обработки он был выделен в отдельную группу. Психологическая интерпретация его состояла в том, что самооценка в отличие от самовнушения всегда опирается на некоторые объективные индикаторы. К ним относятся «хорошая физическая и психологическая форма» (0,680), «готовность к труду» (0,666), «способность преодолевать трудности» (0,632) и др. Анализ данного фактора показывает, что для веры в преодоление кризиса, устремленной в будущее, необходимы основания повышения самооценки, уходящие своими корнями в прошлое человека. Иными словами опыт успешного решения жизненных проблем питает веру в преодоление кризиса.

В целом, выделенные факторы: стратегии, самовнушение, самооценка, – обладают достаточной объясняющей силой для вывода о том, что психологический детерминизм веры как специфического конструкта, желаемого преобразования жизни, определяется активными стратегиями человека, его обращением к силе самовнушения и устойчивостью самооценки.

Авторы: Н. А. КОВАЛЬ, В. А. ГОРЯЧЕВ

Все статьи
Статьи Посмотреть остальные статьи
Период отрицания у малыша

Когда вы в очередной раз от своего крохи слышите упорное «Не кочу!» или «Неть!», то невольно задаетесь вопросом: «Что не так с малышом? Что с этим делать?»

Теория множественного интеллекта

О книге Томаса Армстронга «Ты можешь больше, чем думаешь», интересных фактах о работе нашего мозга и о том, как развивать его всесторонне.

Как расшифровать тест "Рисунок семьи"

Основан этот тест на осознании того, что дети по-своему оценивают поведение родителей, взаимоотношения в семье и свое место в ней.

100 игр по методике Монтессори - 1 часть

В этой статье вы найдете 25 вариантов развивающих игр по методике Монтессори для детей старше 1 года. Это игры, которые не требуют ощутимых финансовых затрат, сил и времени.

Вверх