fb Развитие двигательных функций у детей 1 года

Развитие двигательных функций у детей 1 года

Двигательное развитие на первом году жизни является клиническим отражением сложнейших процессов. Первый год жизни ребенка наиболее важен для развития его двигательных и психических функций. Как известно, выраженные двигательные нарушения задерживают развитие познавательной деятельности ребенка. Созревание нервной системы в постнатальном периоде происходит в основном уже не за счет увеличения клеточных элементов, а за счет расширения функциональных связей между ними, интенсивной миелинизации проводящих пу тей. На первом году жизни ребенка выделяют основные направления двигательного развития: позотоническиереакции, элементарные движения, ползание на четвереньках, умение сидеть, стоять, ходить, хватательные способности, восприятие, социальное поведение, издавание звуков, понимание речи. Педиатрам и детским неврологам необходимо четко знать сроки становления тех или иных двигательных функций, чтобы своевременно выявлять детей с признаками задержки двигательного развития и оказывать им своевременную и квалифицированную помощь.

Двигательное развитие на первом году жизни является клиническим отражением сложнейших и недостаточно иных в настоящее время процессов. К ним можно отнести:

  • Действие генетических факторов — изменяющийся в пространственно-временной зависимости состав экспрессиро-ванных генов, регулирующих развитие, созревание и функционирование нервной системы;
  • Нейрохимический состав ЦНС, в том числе образование медиаторных систем
  • (первые медиаторы обнаруживаются в спинном мозге с 10-й недели гестации);
  • Процесс миелинизации;
  • Макро- и микроструктурное формирование двигательного анализатора (в том числе, мышц) в раннем онтогенезе.

Роль наследственных и средовых факторов в различные периоды жизни не одинакова. Генетически обусловленные формы поведения более свойственны ранним периодам эволюции. По мере развития все более важными становятся пластичные приобретенные формы реагирования, на которые поначалу влияют соматические, а затем и психические факторы.

В связи с этим для понимания двигательного развития необходим небольшой экскурс в антенатальный период, когда структуры, дающие человеку возможность двигаться, формируются в ходе гаструляции, дифференцировки под действием индукции, сегментации и цефализации с дальнейшим морфогенезом и созреванием макроструктур головного и спинного мозга. Созревание включает в себя такие процессы, как клеточная миграция, пролиферация и синаптогенез, а также миелинизация проводящих путей.

Первые спонтанные движения эмбриона появляются на 5—6 нед внутриутробного развития. В этот период двигательная активность осуществляется без участия коры большого мозга; происходит сегментация спинного мозга и дифференциация опорно-двигательного аппарата. Образование мышечной ткани начинается с 4-6 нед, когда происходит активная пролиферация в местах закладки мышц с появлением первичных мышечных волокон. Формирующееся мышечное волокно уже способно сокращаться в виде спонтанной ритмической активности. Одновременно начинается формирование нервно-мышечных синапсов под влиянием индукции нейрона (т.е. в мышцы прорастают аксоны формирующихся мотонейронов спинного мозга). При этом каждый аксон многократно ветвится, образуя синаптические контакты с десятками мышечных волокон. Активация рецепторов мышц оказывает влияние на установление внутримозговых связей эмбриона, что обеспечивает тоническое возбуждение структур головного мозга.

У плода человека рефлексы развиваются от локальных к генерализованным и затем — к специализированным рефлекторным актам. Первые рефлекторные движения появляются в 7,5 недгестации — тригеминальные рефлексы, возникающие при тактильном раздражении области лица; в 8,5 нед впервые отмечается латеральная флексия шеи. На 10-й неделе наблюдается рефлекторное движение губ (формируется рефлекс сосания). В дальнейшем по мере созревания рефлексогенных зон в области губ, слизистой оболочки рта добавляются сложные компоненты в виде открывания и закрывания рта, глотания, вытягивания и сжимания губ (22 нед), сосательных движений (24 нед).

Сухожильные рефлексы появляются на 18—23 нед внутриутробной жизни, в этом же возрасте сформирована реакция хватания, к 25 нед отчетливо выявляются все безусловные рефлексы, вызываемые с верхних конечностей. С 10,5—11 нед обнаруживаются рефлексы с нижних конечностей, раньше всего появляется подошвенный рефлекс, и реакция по типу рефлекса Бабинского (12,5 нед). Первые нерегулярные дыхательные движения грудной клетки (по типу дыхания Чейна-Стокса), возникающие на 18,5—23 нед, переходят в самостоятельное дыхание к 25 нед.

В постнатальной жизни совершенствование двигательного анализатора происходит на микроуровне. После рождения продолжается утолщение коры большого мозга в полях 6, 6а и образование нейронных группировок. Первые сети, образованные из 3—4 нейронов, появляются в 3—4 мес. Значительно увеличивается количество волокон и их толщина.

Выделяют два периода интенсивной миелинизации: 1-й период с 9—10 мес внутриутробной жизни до 3-х мес постнатальной, затем с 3 до 8 мес темп миелинизации замедляется, с 8-го мес вновь наблюдается высокий подъем, который длится до начала ходьбы ребенка. К 1 году процессами миелинизации охвачены длинные и короткие ассоциативные пути височной и лобной долей и спинной мозг на всем протяжении.

С возрастом изменяется как количество миелинизированных волокон, так и содержание их в отдельных пучках периферического нерва. Эти процессы наиболее интенсивны в первые 2 года жизни и завершаются к 5 годам. Содержание волокон в каждом пучке уменьшается с возрастом от 150—200 у новорожденных до 80—120 у взрослых, а количество миелинизированных волокон в нерве увеличивается от 4000 до 12300. Эти процессы протекают наиболее интенсивно в первые два года жизни и заканчиваются, в основном, к 5 годам. Процесс миелинизации в периферических нервах идет медленнее, чем в волокнах центральной нервной системы и в черепных нервах, и не во всех волокнах одного и того же нерва одинаково.

величение скорости проведения импульса по нервам предшествует появлению новых двигательных навыков. Так, в локтевом нерве пик нарастания скорости проведения приходится на второй месяц жизни, когда ребенок может на короткое время сцепить руки, лежа на спине, и в 3—4 мес, когда гипертонус в руке сменяется гипотонией, увеличивается объем активных движений (удерживает предметы в руках, подносит их ко рту, цепляется за одежду, играет игрушками). В болыпеберцовом нерве наиболее выраженный первый прирост скорости проведения выявляется в три месяца и предшествует исчезновению физиологической гипертонии в нижних конечностях, что совпадает с исчезновением автоматической походки и положительной реакцией опоры. Для локтевого нерва следующий подъем отмечается в 7 мес с появлением реакции подготовки к прыжку и угасанием хватательного рефлекса; кроме того, наблюдается противопоставление большого пальца, появляется активная сила в руках: ребенок трясет кровать и ломает игрушки. Для бедренного нерва очередной прирост скорости проведения соответствует возрасту 10 мес, для локтевого — 12 мес. В этом возрасте появляется свободное стояние и ходьба, освобождаются руки: ребенок машет ими, бросает игрушки, хлопает в ладоши. Таким образом, отмечается корреляция между увеличением скорости проведения в волокнах периферического нерва и развитием моторики ребенка.

Необходимо иметь в виду, что в постна-тальной жизни двигательные акты приобретают эмоциональную окраску, особенно это относится к мимическим движениям, жестам и модулированию голоса. Развитие мимики и ее совершенствование начинается с рождения и продолжается в течение всего периода детства. Первый (указующий) жест служит необходимым звеном доречевой коммуникации с окружающими. В дальнейшем жестикуляция развивается параллельно с активной речью, становясь у взрослого человека необходимым компонентом экспрессии.

Однако не все авторы единодушны в оценке роли миелинизации в становлении и развитии двигательных функций. Еще в 1961 г. Сперри считал, что миелинизация не оказывает влияние на функцию, скорее функция стимулирует миелинизацию, мотивируя это тем, что движения у плода возникают задолго до появления миелина в соответствующих проводниковых системах. Этот тезис несколько односторонний, так как недостаточное образование или отсутствие миелина при развитии нервной системы не исключают способность нервного волокна к проведению возбуждения. Например, активная реакция зрачков на свет у новорожденных детей выражена, несмотря на то, что зрительный нерв еще не миелинизирован.

Физиологическая роль миелина состоит в изоляции проводника, в увеличении скорости проведения, что способствует быстрому и точному прохождению импульса к акцептору действия. Миелин играет также и трофическую роль, препятствуя «функциональной изношенности» волокна.

Биологическая роль миелинизации функциональных систем очень велика. Выявляется тенденция к увеличению скорости проведения в эволюционном ряду животного мира. Чем выше и организованнее животное, тем больше скорость проведения в нервных волокнах.

Первый год жизни ребенка наиболее важен для развития его двигательных и психических функций. Как известно, выраженные двигательные нарушения задерживают развитие познавательной деятельности ребенка. Созревание нервной системы в постнатальном периоде происходит, в основном, уже не за счет увеличения клеточных элементов, а за счет расширения функциональных связей между ними, интенсивной миелинизации проводящих путей. Развитие и становление двигательных функций протекает параллельно миелинизации.

Новорожденный. В период новорожденное™ у ребенка наблюдается симметричная сгибательная поза, обусловленная гипертонией флексоров, причем в руках тонус выше, чем в ногах. В результате этого возникает «поза эмбриона»: руки согнуты во всех суставах, приведены к туловищу, прижаты к грудной клетке, кисти рук сжаты в кулаки, большие пальцы зажаты остальными; ноги согнуты во всех суставах, слегка отведены в бедрах, в стопах — тыльное сгибание, позвоночник изогнут. Мышечный тонус повышен симметрично. В редких случаях, особенно в первый день после рождения, может наблюдаться нестойкая экстен-зорная поза. Флексорная гипертония преодолима, однако ограничивает объем пассивных движений в суставах. Нельзя полностью разогнуть ребенку руки в локтевых суставах, поднять руки выше горизонтального уровня, развести бедра, не причинив боли. Из спонтанных (активных) движений можно отметить периодическое сгибание и разгибание ног, перекрест, отталкивание от опоры в положении на животе и спине. Движения в руках совершаются в локтевых и лучезапястных суставах (руки, сжатые в кулаки, двигаются на уровне груди).

Ребенок двигает поочередно ручками и ножками, в ответ на сильные раздражители (сотрясение пеленального столика, хлопок в ладоши и т.д.) — замирает или возникает нерезко выраженный рефлекс Моро. Движения сопровождаются атетоидным компонентом, вследствие незрелости полосатого тела. Фиксация взора на предмете нестойкая. К концу первой недели новорожденный поворачивает голову в сторону источника света, при этом отмечается соче-танный поворот головы и глаз. В очень редких случаях и только на первой неделе выявляется феномен «кукольных глаз».

Позднее этот феномен свидетельствует о глубокой патологии центральной нервной системы. Для этого периода детства характерен ряд движений — так называемые безусловные рефлексы новорожденных: сосательный, хоботковый, хватательный, рефлекс Бабкина, которые являются предшественниками активного координированного хватания, появляющегося на 4—5 мес жизни. Безусловные рефлексы умеренно выражены, медленно истощаются. Асимметричный шейный тонический рефлекс (рефлекс Магнуса-Кляйна) прослеживается у 15% детей, он непостоянный и неярко выражен. Лабиринтный рефлекс выпрямления (опущенный вниз головой ребенок разгибает головку) усиливается к концу первого месяца. Повороты новорожденного на бок за головку или за ноги осуществляется безтор-сии туловища — установочные рефлексы. Сухожильные рефлексы оживлены, наиболее постоянен коленный рефлекс. У всех детей вызывается ахиллов рефлекс. Брюшные рефлексы непостоянны, чаще выявляются кремастерные рефлексы. Движения некоординированные, непрерывные, атетозоподобные, совершаются на таламо-палидо-рубро-тегменто-спинальном уровне, участие коры минимально. Это подтверждается и рядом спинальных автоматизмов: автоматическая походка, феномен Бауэра, рефлекс Филлипсона. Псевдорефлекс Бабинского, обнаруживаемый в 97% случаев, иногда бывает перекрестным

В 2—3 нед объем движений в нижних конечностях больше, чем в верхних, хотя движения и осуществляются автоматизировано, на спинальном уровне.

Постепенно развиваются тонические разгибательные рефлексы, движения становятся более активными и упорядоченными, усиливаются при звуковых и световых раздражениях. К концу первого месяца ребенок следит за предметом, намечается слуховое сосредоточение. На ласковый голос появляется кратковременная улыбка, в вертикальном положении ребенок пытается удержать головку.

Ребенок, в возрасте 1—3 мес. При оценке двигательной функции в этот период, кроме вышеперечисленных, начинают учитываться начальные элементы произвольных движений.

Развиваются функции анализаторов, появляется фиксация взгляда, слежение, локализация звука в пространстве. Формируется интеграция анализаторов: сосание пальцев (сосательный рефлекс + влияние кинестетического анализатора), рассматривание собственной руки (зрительно-кинестетический анализатор). Увеличивается продолжительность периода бодрствования, появляется более выразительная мимика, улыбка, комплекс оживления.

С первого по третий месяц происходит особенно интенсивное развитие лобной и височной областей мозга, кора мозжечка еще развита слабо, подкорковые ганглии четко дифференцированы, до области среднего мозга хорошо выражена миели-низация волокон, в полушариях большого мозга полностью миелинизированы только сенсорные волокна.

Постепенно уменьшается флексорная гипертония. При этом увеличивается влияние позотонических рефлексов — более выражен АШРТ и ЛТР. Значение позотонических рефлексов состоит в создании статической позы, при этом происходит «обучение» мышц активно удерживать позу (например, верхний и нижний рефлекс Ландау). По мере тренировки мышц рефлекс постепенно угасает, поскольку включаются процессы центральной (произвольной) регуляции позы. К концу периода становится менее выраженной сгибательная поза. При пробе на тракцию увеличивается угол разгибания. К концу третьего месяца позотонические рефлексы ослабевают, и им на смену приходят выпрямляющие рефлексы туловища. Лабиринтный выпрямляющий (установочный) рефлекс на голову — в положение на животе голова ребенка располагается по средней линии, возникает тоническое сокращение мышц шеи, поднимается и удерживается голова. Вначале этот рефлекс заканчивается падением головы и поворотом ее в сторону (влияние защитного рефлекса). Постепенно голова находится в поднятом положении все дольше, при этом ноги сначала напряжены, но постепенно они начинают активно двигаться. Руки все больше разгибаются в локтевых суставах. Формируется лабиринтный установочный рефлекс в вертикальном положении (удержание головы вертикально). Выпрямляющий рефлекс с туловища на голову — при касании опоры стопами происходят выпрямление туловища и подъем головы. Шейная выпрямляющая реакция — при пассивном или активном повороте головы происходит поворот туловища.

На втором месяце ребенок приподнимает и несколько секунд удерживает головку, появляется координированный поворот головы и глаз за предметом, а к концу второго месяца — и в сторону голоса человека.

Безусловные рефлексы по-прежнему хорошо выражены, исключение составляют рефлекс опоры, автоматическая походка, феномен Бауэра (рефлекс ползанья), которые начинают постепенно угасать. В 1,5-2 мес ребенок, находящийся в вертикальном положении, поставленный на твердую поверхность, опирается на наружные края стоп, при наклоне вперед не делает шаговых движений. Возникает физиологическая астазия-абазия. Сохранение этих рефлексов к концу третьего месяца свидетельствует о повышении мышечного тонуса. К трем месяцам снижается тонус в верхних конечностях и увеличивается объем активных движений. К концу третьего месяца ослабевают все рефлексы, что выражается в их непостоянстве, удлинении латентного периода, быстрой истощаемости. Исчезает рефлекс Робинсона. По-прежнему хорошо вызываются рефлексы Моро, сосательный и отдергивания. Появляются сочетанные рефлекторные реакции — сосательный рефлекс при виде груди (кинестетическая пищевая реакция).

Объем движений увеличивается. Исчезает атетоидный компонент, возрастает количество активных движений. Возникает комплекс оживления. Становятся возможными первые целенаправленные движения: выпрямление рук вверх, поднесение рук к лицу, сосание пальцев, потирание глаз и носа. На третьем месяце появляются разглядывание своей руки, протягивание рук к объекту — зрительно-мигательный рефлекс. За счет ослабевания синергии сгибателей возникают сгибание в локтевых суставах без сгибания пальцев, способность удерживать в руке вложенный предмет. Сухожильные рефлексы более выражены; помимо коленных, вызываются ахиллов, сгибательно-локтевой. Появляются брюшные рефлексы.

Ребенок в возрасте 3—6 мес. На этом этапе появляются новые общие двигательные навыки, в частности, манипуляции (движения руками). Отмечается увеличение периода бодрствования, появляется интерес к игрушкам, рассматривание, захват, поднесение ко рту. Развивается мимика, появляется гуление. Появляются реакции: слухо-вокальные, слухо-мотор-ные (поворот головы в сторону звука), зрительно-тактильно-кинестетические (рассматривание собственных рук сменяется рассматриванием игрушек, предметов), зрительно-тактильно-моторные (захватывание предметов). Развивается зрительно-моторная координация — способность контролировать взглядом движения руки, тянущейся к близкорасположенному предмету (ощупывание своих рук, потирание, соединение рук, дотрагивание до своей головы, при сосании удерживание груди, бутылочки). Формируются реакция кожного сосредоточения и реакция активного осязания (ощупывание предмета ногами и захват ногами, вытягивание рук в направлении предмета, трогание его); она исчезает, когда появляется функция захвата предмета.

Происходит синхронизация тонуса сгибателей и разгибателей. Поза определяется группой рефлексов, выпрямляющих туловище, и произвольной двигательной активностью. Во сне кисть раскрыта; АШТР, СШТР, ЛТР угасли. Тонус симметричен. Физиологическая гипертония сменяется нормотонией. Наблюдается дальнейшее формирование выпрямляющих рефлексов туловища. В положении на животе отмечается устойчивое удерживание поднятой головы, опора на слегка разогнутый кулак, позже — опора на вытянутую руку. Появляется верхний рефлекс Ландау в положении на животе («поза пловца», т.е. поднимание головы, плеч и туловища в положении на животе с выпрямленными руками). Контроль головы в вертикальном положении устойчив, достаточный в положении на спине. Возникает выпрямляющий рефлекс с туловища на туловище, т.е. возможность поворота плечевого пояса относительно тазового. Сухожильные рефлексы вызываются все, живые. Формируются новые двигательные навыки: попытки подтянуть туловище к вытянутым рукам (как при попытке сеть), возможность сидеть с опорой, появление «мостика» — выгибание позвоночника с опорой на ягодицы или ступни и голову при слежении за предметом. В дальнейшем это движение трансформируется в элемент поворота на живот — поворот «блоком». К 5-ти мес ребенок может самостоятельно перевернуться со спины на живот. Активно захватывает предметы, но в основном ульнарным грифом, т.к. отсутствует противопоставление большого пальца, появляющееся к 6-ти мес. Захват предметов сопровождается множеством лишних движений, по-прежнему отсутствует четкая координация. Ребенок при потягивании за ручки садится, а в 6 мес сидит самостоятельно. Появляется фаза выпрямления ног («прыжковая фаза»); ребенок начинает подпрыгивать, будучи поставленным на ноги. За «прыжковой фазой» следует стояние и попытка делать шаговые движения, если ребенка поддерживать за плечики. В положении на спине ребенок свободно играет руками, берет ногу и пытается тянуть ее ко рту, что не может сделать ребенок со спастичностью, т.к. сгибание в поясничной области ведет к еще большему повышению тонуса в экстензорах нижних конечностей.

Безусловные рефлексы к этому моменту угасают, за исключением сосательного и рефлекса отдергивания. Сохраняются элементы рефлекса Моро. Появляется рефлекс парашюта (в позе подвешивания за подмышки горизонтально лицом вниз, как при падении, разгибаются руки и разводятся пальцы — как при попытке защититься от падения). Ребенок, в возрасте 6—9 мес. В это время наиболее интенсивно миелинизируются длинные ассоциативные волокна, шейный отдел спинного мозга полностью миелинизирован.

Идет активное развитие интегративных и сенсорно-ситуационных связей, формируется активная познавательная деятельность на базе зрительно-моторного поведения, появляется цепной двигательный сочетательный рефлекс — прислушивание, наблюдение за собственными манипуляциями.

К 7 мес мышечный тонус нормализуется, может развиваться разгибательный тонус, появляется реакция опоры. Сухожильные рефлексы вызываются все, живые. К 8-ми мес ребенок активно поворачивается с живота на спинку и обратно, садится и устойчиво самостоятельно сидит в течение длительного времени, встает на четвереньки. Появляется цепной симметричный рефлекс в положении на животе (основа ползания). Отмечается ползание с помощью подтягивания на руках, ноги в ползании не участвуют. Появляются попытки принять вертикальную позу — при подтягивании за руки из положения лежа на спине встает сразу на выпрямленные ноги. Появляются попытки вставания, держась руками за опору; начало ходьбы вдоль опоры; попытки самостоятельно садится из вертикальной позиции; попытки ходить, держась за руку взрослого. Берет предметы как бы пинцетом, при помощи противопоставления большого пальца. Играет игрушками, в манипуляциях участвуют второй и третий пальцы рук. На стопе выражен симптом Бабинского и хватательный рефлекс. Формируются координированные четкие движения руками; при манипуляциях в положении сидя наблюдается много лишних движений (т.е. произвольные действия являются нагрузочной пробой, в результате которой поза не удерживается и ребенок падает).

Безусловные рефлексы к этому времени угасают, кроме сосательного. Ребенок, в возрасте 9—12 мес. В этот период продолжается совершенствование сложных цепных рефлексов на вертика-лизацию и произвольных движений. Появляется способность стоять с опорой, попытки стоять без поддержки, самостоятельно. В 9 мес ребенок пытается встать, цепляясь за опору, поочередно подтягивая ноги, помогая рукой выпрямить колени, развивается синергия верхних и нижних конечностей. Появляется адекватное и дифференцированное отношение к родственникам и окружающим. BIO мес ребенок самостоятельно встает и пытается ходить, но падает. Отмечаются повторные действия с предметами («заучивание» двигательных паттернов), которые можно рассматривать как первый шаг в направлении формирования автоматизированных движений. Появляются целенаправленные действия с предметами (вкладывание, надевание).

К 12 мес большинство детей ходит, равновесие неустойчивое. Отмечается незрелость координации при принятии вертикального положения, приводящая к падениям. Постепенно, на протяжении нескольких месяцев, редуцируется рефлекс Ландау. Становление походки у детей очень вариабельно и индивидуально. Проявление характера и личности ребенка очень наглядно демонстрируется именно в попытках стоять, ходить и играть в игрушки. К началу ходьбы ребенка в 95% исчезает рефлекс Бабинского и нижний хватательный рефлекс. Совершенствуется мелкая моторика, ребенок захватывает мелкие предметы двумя пальцами, появляется противопоставление большого пальца и мизинца. Функция руки в 12 мес приближается к функции взрослого человека, хотя имеется значительная моторная неловкость, появляются элементы обучаемости. Ребенок приобретает большую подвижность, появляется устойчивое равновесие, но походка неуклюжа, движения в коленных суставах ограничены в объеме.

На первом году жизни ребенка выделяют основные направления двигательного развития: позотонические реакции, элементарные движения, ползание на четвереньках, умение сидеть, стоять, ходить, хватательные способности, восприятие, социальное поведение, издава-ние звуков, понимание речи. Таким образом, в развитии выделяется несколько стадий.

Позотонические реакции. Новорожденный лежит на животе, голова его повернута в сторону (защитный рефлекс), конечности согнуты во всех суставах и приведены к туловищу (лабиринтный тонический рефлекс). Направление развития: упражнения в вертикальном удержании головы, опора на руки.

В течение первого месяца ребенок на короткое время поднимает голову, затем «роняет» ее. Руки согнуты под грудью (лабиринтный выпрямляющий рефлекс на голову: тоническое сокращение мышц шеи заканчивается падением головы и поворотом ее в сторону — элемент защитного рефлекса). Направление развития: упражнения на увеличение времени удержания головы, разгибания рук в локтевом суставе, раскрытие кисти.

На втором месяце ребенок некоторое время может удерживать голову под углом 45° к поверхности, при этом голова еще неуверенно раскачивается. Увеличивается угол разгибания в локтевых суставах.

На третьем месяце ребенок уверенно держит голову, лежа на животе. Опора на предплечья. Таз опущен.

На 4-м мес голова ребенка стабильно поднята; опора на разогнутую руку. В дальнейшем эта поза усложняется: голова, плечевой пояс подняты, руки выпрямлены и вытянуты вперед, ноги прямые (поза пловца, верхний рефлекс Ландау), ребенок может качаться на животе и поворачиваться вокруг живота.

На 5-м мес появляется способность повернуться из описанного выше положения на спину. Сначала поворот с живота на спину возникает случайно при выбрасывании руки далеко вперед и нарушении равновесия на животе. Направление развития: упражнения, направленные на целенаправленный поворот

На 6-м мес голова и плечевой пояс подняты над горизонтальной поверхностью под углом 80—90°, руки выпрямлены в локтевых суставах, опора на полностью раскрытые кисти. Такая поза уже настолько стабильна, что ребенок может следить за интересующим его предметом, поворачивая голову, а также переносить массу тела на одну руку, а второй рукой пытается дотянуться до предмета и схватить его.

На 7-м мес ребенок способен повернуться со спины на живот; впервые реализуется на основе выпрямительного рефлекса туловища способность самостоятельно садиться.

На 8-м мес совершенствуются повороты, развивается фаза ползания на четвереньках.

На 9-м мес появляется способность целенаправленного ползания с опорой на руки; опираясь на предплечья, ребенок подтягивает все туловище.

На 10-м мес в положении на животе с поднятой головой и опорой на руки ребенок может одновременно поднимать таз. Таким образом, он опирается только на ладони и стопы и раскачивается вперед-назад.

На 11-м мес начинает ползать с опорой на ладони и стопы. Далее ребенок учится ползать координировано, т.е. попеременно вынося правую руку — левую ногу и левую руку — правую ногу.

На 12-м мес ползание на четвереньках становится все более ритмичным, плавным, быстрым. С этого момента ребенок начинает активно осваивать и исследовать свое жилище. Ползание на четвереньках — примитивная форма передвижения, нетипичная для взрослых, однако эта стадия подготавливает мышцы к следующим этапам, увеличивая силу мышц, тренируя координацию и равновесие.

Способность сидеть — удержание тела в статичном состоянии — является динамической функцией и требует работы многих мышц и четкой координации. Такая поза позволяет высвободить руки для тонких моторных действий. Чтобы научиться сидеть, нужно овладеть тремя принципиальными функциями: удерживать голову вертикально при любом положении тела, сгибать бедра и активно поворачивать туловище.

На 4—5 мес при потягивании за руки ребенок как бы «присаживается»: сгибает голову, руки и ноги.

На 6-м мес ребенка можно посадить, при этом некоторое время он будет удерживать голову и туловище в вертикальном положении.

На 7-м мес лежащий на спине ребенок принимает позу «сидя», сгибая ноги в тазобедренных и коленных суставах. В этой позе ребенок может играть своими ногами и тянуть их в рот.

На 8-м мес посаженный ребенок может несколько секунд сидеть самостоятельно, а затем «завалиться» набок, опираясь одной рукой о поверхность, чтобы защититься от падения.

На 9-м мес ребенок более длительное время сидит сам с «круглой спиной» (поясничный лордоз еще не сформирован), а уставая, отклоняется назад.

На 10-м мес появляется способность садиться самостоятельно. Это совпадает с развитием позы на четвереньках (опора на ладони и стопы), из которой ребенок легко садится, поворачивая таз относительно туловища (выпрямительный рефлекс с тазового пояса на туловище). Ребенок сидит самостоятельно стабильно с прямой спиной и ногами, выпрямленными в коленных суставах. В этой позе ребенок может долго играть, не теряя равновесия.

В дальнейшем сидение становится настолько стабильным, что ребенок может сидя выполнять чрезвычайно сложные действия, требующие отличной координации: например, держать ложку и есть ею, держать двумя руками чашку и пить из нее, играть мелкими предметами и т.д.

Способность к ходьбе — принятие вертикального положения, которое предопределяется с рождения.

У новорожденного и ребенка 1—2 мес жизни имеется примитивная реакция опоры и автоматическая походка, которая угасает к 1-му мес жизни.

Ребенок 3—5 мес хорошо удерживает голову в вертикальном положении, но, если попытаться его поставить, он поджимает ноги и повисает на руках взрослого (физиологическая астазия-абазия).

На 5—6 мес постепенно появляется способность стоять с поддержкой взрослого, опираясь на полную стопу. При этом ноги выпрямлены. Довольно часто в вертикальном положении остаются слегка согнутыми тазобедренные суставы, в результате чего ребенок стоит не на полной стопе, а на пальчиках. Это изолированное явление не проявление спастического гипертонуса, а  нормальный этап формирования походки. В этот период появляется «прыжковая фаза». Ребенок начинает подпрыгивать, будучи поставлен на ноги: взрослый держит его под мышки, он приседает и отталкивается, выпрямляя бедра, колени и голеностопные суставы. Это вызывает массу положительных эмоций и, как правило, сопровождается громким смехом.

На 7—8 мес появляется реакция опоры на руки, если ребенка резко наклонить вперед.

На 9-м мес поставленный на поверхность и поддерживаемый за руки ребенок самостоятельно сидит несколько минут.

На 10-м мес ребенок подползает к мебели и, придерживаясь за нее, самостоятельно встает.

На 11-м мес ребенок может ходить вдоль мебели, придерживаясь за нее.

На 12-м мес появляется возможность ходить, держась за одну руку, и наконец, совершать несколько самостоятельных шагов.

В дальнейшем развиваются координация и сила мышц, участвующих в ходьбе, а сама ходьба все более совершенствуется, становясь быстрее, целенаправленнее.

Хватание и манипуляции — развитие мелкой моторики.

.У новорожденного и ребенка на первом месяце жизни кисти сжаты в кулак, он не может самостоятельно раскрыть кисть. Вызывается хватательный рефлекс.

На втором месяце кисти слегка приоткрыты.

На третьем месяце в руку ребенка можно вложить маленькую погремушку, он схватывает ее, удерживает в руке, но сам еще не в состоянии раскрыть кисть и выпустить игрушку. Поэтому, поиграв некоторое время и с интересом прислушиваясь к звукам погремушки, раздающимся при трясении, ребенок начинает плакать: он устает держать предмет в руке, но произвольно выпустить его не может [5,8].

На 4-м мес объем движений в руке значительно возрастает: ребенок подносит руки к лицу, рассматривает их, подносит ко рту и вкладывает их в рот, потирает руку о руку,

трогает одной рукой другую. Он может случайно захватить игрушку, лежащую в поле досягаемости, и также подносит ее к лицу, ко рту. Таким образом, он исследует игрушку — глазами, руками и ртом.

На 5-м мес ребенок может произвольно взять предмет, лежащий в поле зрения. При этом он вытягивает обе руки и касается его.

На 6—8 мес совершенствуется точность захвата предмета. Ребенок берет его всей поверхностью ладони. Может переложить предмет из одной руки в другую.

На 9-м мес ребенок произвольно выпускает игрушку из рук, она падает, а ребенок внимательно следит затраекторией ее падения. Ему нравится, когда взрослый поднимает игрушку, дает ее ребенку. Ребенок снова выпускает игрушку и смеется. Такое занятие (по мнению взрослого — глупая и бессмысленная игра) на деле является сложной тренировкой зрительно-моторной координации и сложным социальным актом — игрой с взрослым.

На 10-м мес появляется «пинцетообразный захват» с противопоставлением большого пальца. Ребенок может взять мелкие предметы, при этом он вытягивает большой и указательный пальцы и держит предмет ими, как пинцетом.

На 11-м мес появляется «клещевой захват»: большой и указательный пальцы при захвате формируют «клешню». Разница между пинцетообразным и клещевым захватом заключается в том, что при первом пальцы прямые, а при втором согнуты.

На 12-м мес ребенок может вкладывать предмет точно в крупную посуду или в руку взрослого.

В дальнейшем происходит совершенствование мелкой моторики и манипуляций.

Таким образом, двигательное развитие на первом году жизни является очень сложным процессом. Педиатрам и детским неврологам необходимо четко знать сроки становления тех или иных двигательных функций, чтобы своевременно выявлять детей с признаками задержки двигательного развития и оказывать им своевременную и квалифицированную помощь.

Авторы: АС. Петрухин, Н.С. Созаева

 

Назад к списку статей
Статьи Посмотреть остальные статьи
Период отрицания

Когда вы в очередной раз от своего крохи слышите упорное «Не кочу!» или «Неть!», то невольно задаетесь вопросом: «Что не так с малышом? Что с этим делать?»

Развитие речи через игру

В данной статье я хочу предложить родителям простые игры и упражнения для стимуляции речевого развития ребенка раннего возраста. 

Игры для развития мелкой моторики

Использование нестандартного оборудования в работе с детьми предоставляет широкие возможности для тренировки мелких мышц кисти.

Карантин и самоизоляция

Полезные ресурсы, которые помогут прожить дни карантина наполнено и с наименьшими потерями для психики как взрослых, так и детей.

Вверх