fb Иерархия

Иерархия

Здесь уместно будет вспомнить чудесные слова, принадлежащие нашему современнику Булату Окуджаве:

Вселенский опыт говорит,
Что погибают царства
Не оттого, что тяжек быт
Или страшны мытарства.
А погибают оттого
(И тем больней, чем дольше),
Что люди царства своего
Не уважают больше.

Сейчас наше общество разобщено. Мы живем изолированно не только от соседей, но и от самой близкой своей родни. Рекламой и фильмами нам навязывается мнение о том, что лучшее из возможного для молодой семьи — это жить от родителей отдельно. Мы все уверовали в новую ценность и к ней стремимся. И так жить, в самом деле… Нет, не лучше. Легче.

Легче, потому что не видя, старшим проще не вмешаться.

Легче, потому что дистанцируясь, младшим проще не сопереживать.

Легче, потому что не стало причины искать компромиссов, улаживая, усредняя уверенность старшего поколения в том, как надо, и не менее точное знание, как лучше, поколения среднего.

Легче, легче, легче, потому что, чем меньше людей вокруг, тем меньше нам надо с кем-то считаться, тем проще нам ни в чем себе не отказывать, тем меньше на нас лежит ответственности за кого-то еще. И эту глобальную разобщенность, и отсутствие ответственности за близких мы ежедневно детям своим и демонстрируем, ожидая от них, тем не менее, как ответственности, так и единства, по крайней мере, со своими родителями. С нами.

— Кто звонил? — спрашивает муж у жены.
— Да мама. Опять у нее все не так, придется ехать, — отвечает жена, и в голосе ее сквозит напряжение.
— Когда это уже кончится? У нас вообще есть право пожить для себя? — муж дергается и раздраженно отодвигает тарелку.— Опять все планы полетели!

Ребенок, находящийся неподалеку, на уровне подсознания усваивает, что проблема бабушки — неприятная помеха в жизни родителей. Что-то очень заманчивое скрывается за словами «пожить для себя», и он непременно об этом подумает позже.

— Кто звонил? — тот же вопрос другого мужа в другой семье.
— Кто. Мама твоя! Знаешь, ты бы уже разобрался с этим как-нибудь? Сколько можно лезть в нашу жизнь?

Ребенок — как это им удается, детям? — снова пасется поблизости. Он мгновенно ловит информативное зернышко, брошенное мамой в почву его восприятия. Папа должен «разобраться» со своей мамой, т.е. с бабушкой. Мама будет довольна, если папа это сделает. Вполне возможно, что улица и телевидение с точностью передадут ему новый смысл слова «разобраться». Дело только во времени.

Это сейчас нашего малыша интересует, будет ли довольна мама. Но позже, и это неизбежно, информация о том, что взрослый сын должен пойти войной на свою мать, чтобы она не вмешивалась в его жизнь, а главное, что это норма, прорастет в нем деревом с крупным стволом.

— Кто звонил? — ситуация третья. Вопрос снова задает муж.
— Мой отец. Там проблема, надо поехать и помочь.
— Поехали вместе? — отвечает муж и уточняет, не помешает ли малыш.
— Нет, просто хозяйственные вопросы (тут, как мы понимаем, идет какая-то незначительная конкретика, у каждого своя), конечно, не помешает. Только вот наш поход (куда угодно в другое место) придется перенести.
— Ну, это мелочи, сходим в другой раз. Мы едем к дедушке и бабушке, сынок, — поднимается с места папа. — Им надо помочь. Правда, хорошо?
— Пойдем одеваться, — приглашает мама. — Так здорово, что мы сегодня побудем все вместе!

Идеальная картинка! Но мы чувствуем себя смущенно. Потому что можем предположить, что кто-то возразит нам: сейчас так не бывает. А ведь и правда, почти сошли на нет ситуации, в которых ребенок, без насаждения и помех, усваивает простые вещи:
— папа и мама заодно;
— бабушке и дедушке надо помогать;
— родители этому рады;
— развлекательный поход, который семья запланировала, весит меньше по шкале ценностей, чем возможность помочь старшим, и еще;
— отлично, что можно побыть всем месте.

Мы не можем не согласиться, что теперь такие гармоничные и взаимонастроенные отношения редки. А может возникнуть и другое возражение: даже если так действительно вдруг зажить можно, то что с того? Вырастет ребенок, женится, а там тот же самый антагонизм, то же невосприятие друг друга. А если и правда теща попадется — монстр? И что тогда? Не проще ли ориентироваться, как подсказывает время?

Конечно, что тещи и свекрови — это «всемирное зло», сейчас, кажется, известно каждому. И в самом деле, вмешательство старшего поколения в самостоятельную жизнь молодых бывает и досадным, и неуместным. Это провоцирует конфликты или, как минимум, недовольные реплики со стороны «среднего» поколения, особенно, если происходит в присутствии их детей. Те, кого мы нелестным образом обсудили при детях, так или иначе теряют свой авторитет в детских глазах. И это было бы полбеды. Но авторитет также теряем и мы. А дети наши, между тем, остро нуждаются в том, чтобы их окружали именно авторитетные взрослые, которые сосуществуют в мире и уважении друг с другом. Невозможно переоценить того положительного, что такие отношения взрослых нашим детям дают. Но мы, не стесняясь в выражениях, обсуждаем старших при детях.

— Что с тобой, ты что такая? — интересуется заботливый муж вполне хорошей семьи.
— Да мама опять весь мозг вынесла, — вздыхает жена, а дети тем временем «решительно ничего не слышат».

Что говорить, престарелые родители, порой, в самом деле, способны наносить удары по нашим нервным системам. Некоторые это делают в лоб, кто-то исподтишка. А мы обижаемся, мы страдаем, теряем равновесие, раздражаемся… Остро нуждаясь в защите, желчно комментируем действия родителей вслух. Но даже если не так, мы практически утратили способность светиться радостью навстречу нашим «старикам»… Мы разучились здороваться и прощаться, и вот еще такое чудесное слово — привечать друг друга...

Мы помним наш долг, но все наши движения в сторону выполнения долга по отношению к старшему поколению окрашены, в основном, в «терпение-терпение-терпение». Не в любовь. И наши программы, усиливаясь течениями времени и мутировавшими понятиями человечности, входят в наших детей и прорастают в них такими непроходимыми джунглями отторжения и конфликтности, что для нас путешествие по этим джунглям становится невозможным, и мы теряем контакты со своими детьми.

Я нарисовала довольно мрачную картину. Но если кто-то дочитал до этого места, то, значит, он еще надеется вместе со мной на то, что положение можно исправить. Я тоже верю в это, тем более что разрозненность распространяется широко, а нам важно вернуть навыки доброжелательного общения друг с другом не только внутри семьи. Ведь наши дети рано или поздно ее покинут.

Это горько, но теперь многие из нас разве что по праздникам садятся за стол все вместе — деды и бабушки, папы и мамы, дети. При этом в исключительных случаях мы еще остаемся доброжелательно настроенными ко всем членам «собрания». Чаще же сохраняем благопристойный вид, скрывая недовольство и невосприятие других или кого-то одного. Нередко мы недовольства даже не пытаемся прятать. Чем же в нашей, безусловно, комфортной нынешней жизни, можно компенсировать этот факт?

Должна сказать, что я сама воспитывалась вне иерархических категорий. Несмотря на это или этому благодаря, повзрослев, я устраивала общие праздники и планомерно соединяла своих разрозненных родственников, которые, как могло показаться, львиную долю своей жизни посвятили тому, чтобы, подобно бильярдным шарам, разлететься как можно дальше друг от друга. И вот, вновь и вновь я стремилась своих родных созвать под одну крышу. Это было непросто, поверьте. Но, в результате, мои дети росли в окружении надежных взрослых людей — бабушек и дедушек. А мы, являясь одновременно и родителями, и детьми, старательно демонстрировали своим подрастающим чадам свое уважение к поколению старше нас. В моей разросшейся семье иерархия соблюдалась и соблюдается. Выражается это по-разному — от мелких проявлений до весьма значительных.

К мелким проявлениям я могу отнести такую традицию. За обедом первая тарелка ставится перед старшим мужчиной. Если в гостях у нас наши с мужем отцы — перед ними. Если их нет, первым является отец семейства. Затем старший сын. Затем — сын младший. После этого по возрасту дочери. И заключительно мама, подающая на стол, ставит тарелку перед собой. Если на стол накрывают дочери, после отца тарелка ставится матери, дальше иерархия сохраняется прежней.

Этот пример, конечно же, не исчерпывает иерархических проявлений. Он — просто иллюстрация того, в какой последовательности рассматривается старшинство в конкретной семье, где дети не конкурируют между собой, потому что каждый знает, что быть старшим означает только одно: ответственность. Наличие старших, поэтому, никого не унижает, ведь старшие дети за младших отвечают по определению, это ведется с самого раннего возраста, а ответственность у нас в чести. Мы же старшинство наших отцов подчеркиваем. И если сначала дети на этом примере учатся уважать родителей и прародителей, то позже это становится образом жизни для каждого члена семьи.

К значительным проявлениям соблюдения иерархии я могу отнести традицию, которая заставляет детей собираться у дедушек на День Победы или в дни их рождений. Дети организуют эти поездки сами, это для них естественно и само собой разумеется. Мы же, среднее поколение, теперь имеем возможность радоваться всякий раз, когда узнаем об очередной запланированной нашей всеобщей встрече.

Трудно этого добиться или легко? Может быть, в том случае, который я привела, не было непримиримых конфликтов, а была, наоборот, тишь да гладь? Спешу вас заверить: нормальная доля непонимания, которую вполне можно было раздуть до непримиримости, еще как была.

Но помня, чего была лишена в своем детстве, я поставила целью дать своим детям картину их гармоничного существования рядом с взрослыми, чтобы дети росли спокойно, вне конфликтов и противоречий, которыми мы так часто снабжаем их жизнь. Я хотела дать им такую модель семьи, которую они не станут спешить покидать и, став самостоятельными, с радостью воспроизведут сами. Я хотела научить детей общаться не только между собой, а подготовить к благожелательному и конструктивному общению в мире взрослых людей.

Нам не удалось бы привить нашим детям ни одной культурной нормы, если бы внутри нашей семьи процветали раздор и разобщение. Наши дети взяли бы от нас то, чем мы на самом деле полны. Это как раз тот самый случай, когда никого не обманешь, — воспитание детей. Я понимала, что в каждом своем требовании, даже если оно пока что в виде мечты находится внутри меня, мне необходимо начать с себя.

Нам нужно налаживать связи с родственниками, с близкими друзьями, на помощь которых наш ребенок может надеяться «если что». Нам необходимо взять под строгий контроль не только наши высказывания в адрес докучающих нам своими проблемами или взглядами собственных родителей, но контролировать даже выражения своих лиц, тембр голосов. Как во всех случаях, когда мы, осознанно подходя к воспитанию детей, согласны менять себя, это тоже тот случай, когда нам по силам одновременно и себя улучшить, и детям своим оказать добрую услугу.

Если мы для своих детей это сделаем, дети научатся обращаться к близким за помощью и помогать им. Ведь умение попросить о помощи и ее принимать ничуть не менее важно, чем способность уметь помогать самим. Наши дети поймут, на кого можно положиться. Они будут знать, что любой участник иерархической постройки надежен и готов к взаимодействию. Они сами смогут вступать во взаимодействие с теми людьми, которыми мы, ответственные родители, их окружили. И строительство нашего дома будет продолжаться.

Потому что место, где мы живем, это еще не настоящий наш дом. Именно тогда наш дом становится Домом наших детей в полном смысле этого слова, когда он надежен по всем параметрам. Когда старшие и средние взрослые взаимодействуют в нем между собой. Когда дети знают, что всем родным взрослым можно верить. Когда дети видят перед собой положительный пример общения, уважения, стремления понимать и разделять. Когда каждый в этом доме рад каждому в нем живущему. Так наши дети будут готовиться к общению с огромным внешним миром, в который они самостоятельно войдут, став взрослыми.

Конечно, добиться такого положения вещей в наше время разрозненных интересов и гипертрофированной идеи самовыражения всех и каждого — достаточно сложно. Но наши дети стоят того, чтобы установить свои правила и свой порядок, вспомнить старый-добрый или изобрести новый свод законов, который станет хранить нашу семью. «Дети не испытывают необходимости в друзьях, им нужны родители, бабушки и дедушки, взрослые, готовые принять ответственность и не отпускать их. Чем более ребенок привязан к взрослым, которые заботятся о нем, тем легче ему общаться с ровесниками, не страдая при этом от подавляющего чувства уязвимости», — говорит Гордон Ньюфельд в своей книге «Не упускайте своих детей», и мы действительно в силах такую ответственность принять на себя. Мы в силах сделать так, чтобы наши дети крепли и взрослели с чувством надежного окружения рядом. Тогда в нужный час, когда станут взрослыми, наши дети и шагнут за порог дома спокойно, с крепкой арматурой человеческих принципов внутри, с твердой стяжкой традиций и правил, со сформированным человеческим достоинством и готовностью нести ответственность за свои действия, чему их много лет учила семья.

Этот тот самый час, когда каждый, живущий в нашем доме, осознает, что его дом — Крепость.

 

ИСТОЧНИК

Глава книги «Шаги нашей любви»  Анны Ильиничны Гайкаловой - педагога, психолога, практического психофизиолога, автора курса семинаров «Целый-невредимый».

Записаться на онлайн-консультацию к Анне Ильиничне, чтобы решить личные вопросы и проблемы, можно по Whatsapp или Facebook Messenger.

Все статьи
Статьи Посмотреть остальные статьи
Что подарить ребенку на Новый Год

Но как узнать, что хочет получить Ваш ребенок, о чем он мечтает? Вы знаете, сделать это достаточно легко! И для этого есть несколько способов.

Подарки в детский сад

Это качественные, многофункциональные, развивающие игрушки, которые пользуется неизменным спросом у наших покупателей. 

100 игр по методике Монтессори - 1 часть

В этой статье вы найдете 25 вариантов развивающих игр по методике Монтессори для детей старше 1 года. Это игры, которые не требуют ощутимых финансовых затрат, сил и времени.

100 игр по методике Монтессори - 2 часть

Продолжаем публиковать для вас игры по методике Марии Монтессори. Они просты эффективны и достойны того, чтобы потратить на них время и силы.

Вверх